Деофшоризация – поддержка отечественных производителей, прозрачность госзаказа или мнимое решение проблемы.

25.01.2017 13:22:27

Анна Япрынцева - эксперт

Направление: право


О себе: Эксперт в ООО "СО "Советник". Высшее юридическое образование МГЮА им. О. Е. Кутафина, Бакалавр права Лондонского университета.


Экспертное мнение


На первый взгляд очевиден результат, который хочет увидеть  законодатель, а именно:  


1. поддержать отечественных участников закупок и содействовать стимуляции импортозамещения. В свете последних международных событий и  мировой политики деофшоризации понятна цель законодателя, как и цель запрета на оказание господдержки и субсидирования в отношении иностранных юрлиц и офшорных компаний (Федеральный закон от 15.02.2016 N 23-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации»). 2. повышение  прозрачности госзаказа, поскольку регистрация компании в оффшорной зоне гарантирует конфиденциальность деятельности юридического лица и не  предусматривает раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций в отношении компании.

    Данная новелла в законодательстве в сфере гозакупок видится перспективной, однако на практике демонстрирует различные подходы к ее применению. Спорно также и утверждение о том, что изменения предоставят существенно больше информации  об участниках закупок и поспособствуют замещению импорта.  Законодательное закрепление запрета на закупки о оффшорных компаний неоднозначно демонстрирует себя на практике, что вполне типично для любого нововведения в законодательство.

    Спорный момент касался разграничений между обязанностями участников закупок о предоставлении необходимой информации и обязанностями заказчика надлежащей проверки участников. Так, по мнению ряда заявителей жалоб на действия  заказчиков, поступивших в Федеральную антимонопольную службу России, при проведении закупок заказчиками неправомерно устанавливалось требование к участникам закупки о предоставлении документа, подтверждающего, что участник закупки не является оффшорной компанией (Решение ФАС России от 22.08.2016 по делу N К-1341/16). Действия заказчика по установлению требования о предоставлении дополнительного документа объяснимы и логичны.  Требование связано с желанием переложить ответственность на участников, которые по умолчанию должны предоставлять достоверные сведения о себе и оградить себя от проверок добросовестности компаний на предмет их принадлежности к запрещенным юрисдикциям. 

    ФАС РФ, тем не менее, дословно обращаясь к закону, единогласно указывает в своих решениях, что ч. 5 ст. 66 Закона 44-ФЗ остановлен закрытый, исчерпывающий перечень документов, подлежащих предоставлению участниками закупок, и требование предоставить иных документов и информации не допустимо.

    Антимонопольные органы считают, что случай, когда  документация о закупке не содержит положений о том, что участник закупки не должен являться оффшорной компанией,  является прямым следованием закону, а не его нарушением, вопреки мнению ряда заявителей-участников закупки в их жалобах. Комиссия по осуществлению закупок вправе проверять соответствие участников закупок данному требованию, но не вправе возлагать на участников закупок обязанность подтверждать соответствие этому требованию. Соответствие участников закупок требованию о том, что участник закупки не должен быть зарегистрирован в  оффшорной  зоне, проверяет комиссия по осуществлению закупок, и заказчик – непосредственно при заключении контракта.

    Аналогичные разъяснения давало в своих письмах и Минэкономразвития РФ, отмечая при этом, что данные ими разъяснения не имеют юридической силы ввиду отсутствия  на то соответствующих полномочий министерства.

     Этой же позиции придерживается и судебная практика, аналогичным образом мотивируя ее в своих решениях.    Итак, офшорные компании, при условии проведения надлежащих проверок комиссией по осуществлению закупок, можно считать отстраненными от госзакупок. Но насколько эффективна при этом поддержка отечественных компаний, участвующих в госзакупках?    Под прямой запрет попадают компании, зарегистрированные в государствах  и территориях,  предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций, входящих в перечень, утвержденный Приказом Минфина России. В настоящий момент их всего 42, при том, что в мире более 250 стран, из них – 195 независимых государств.

    Под прямой запрет не попадают другие иностранные государства, не являющиеся оффшорными юрисдикциями, в том числе страны с более льготными системами налогообложения по сравнению с Россией. Зачастую эти же юрисдикции предоставляют более дешевый сервис для юридических лиц и низкие тарифы в банках.

   К примеру, при регистрации компании в Канаде, законодательство позволяет новой компании не уплачивать налоги с дохода, полученного вне границ Канады, но при этом сведения о компании, ее директорах и акционерах являются публичными. В некоторых провинциях возможно открыть компанию, которая является преемником уже существующей, в том числе и офшорной, иностранной компании. При этом Канада не отнесена российским законодательством к офшорным зонам.

    Популярны и такие юрисдикции, как Чехия, Ирландия, позволяющие вывести компанию на европейский рынок используя выгодные условия налогообложения, и излюбленная российскими компаниями Республика Кипр, не являющаяся  с 2004 года офшорной зоной.

    Таким образом, у участников закупок остается возможность использовать в своей работе так называемые «квази-офшоры», не попадающие под прямой запрет законодателя, предоставляющие при этом компаниям, зарегистрированным в их юрисдикции, ряд привилегий по своей сути аналогичные привилегиям офшорных компаний.

    Такое изменений в законодательстве о госзакупках представляет собой одну из мер по деофшоризации российской экономики в целом. Однако, в таком свете достижение целей, которые поставлены законодателем видится весьма проблематичным. Иностранные компании могут являться участниками закупок, а исключение офшорных компаний  мало поспособствует импортозамещению и поддержит отечественные компании. Налоговое законодательство ряда иностранных государств активно способствует уходу компаний, зарегистрированных на их территории от налогообложения в России.

    Видится, что в этом аспекте России может помочь активное международное сотрудничество. В мае 2016 г. она стала 81-м участником соглашения по автоматическому обмену налоговой информацией. Обмен информацией ФНС РФ с налоговыми службами других стран начнется с 2018 г.

0

Возврат к списку

Комментарии (1)

0
Глеб
15.02.2017 09:44:54
Очень интересно и познавательно.


Оставить комментарий:

*