Контрактная система в сфере закупок и международные обязательства Российской Федерации: пора приводить в соответствие

23.10.2017 11:00:30

Виталий Байрашев - эксперт

Направление: экономика, аналитика, политика, финансы, право


О себе: Специалист по закупкам крупной инвестиционной компании, выпускник факультета государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ


Экспертное мнение


Ратификация Протокола между государствами – участниками Договора о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 года о правилах и процедурах регулирования государственных закупок (далее – Протокол о государственных закупках) – важное политическое решение, направленное на очередное сближение законодательства о государственных закупках присоединившихся к нему стран.[1] Протокол о государственных закупках – не единственное международное обязательство, принятое Российской Федерацией в сфере регулирования государственных закупок, и наряду с Договором о Евразийском экономическом союзе (далее – Договор о ЕАЭС) требует приведения российского законодательства в соответствие международным договорам. При этом в силу ч. 2 ст. 10 Протокола о государственных закупках, Протокол о государственных закупках в иерархии международных договоров стоит на одну ступень ниже Договора о ЕАЭС и применяется в части, не противоречащей ему. В письме от 08.04.2015 № Д28и-931 Минэкономразвития России уверенно отмечает, что «положения Закона № 44-ФЗ соответствуют Договору о ЕАЭС в части регулирования государственных и муниципальных закупок, в связи с чем отсутствует необходимость внесения соответствующих изменений в законодательство Российской Федерации о контрактной системе». Но так ли это на самом деле?  

Способы закупки и условия их применения

 

Действие Протокола о государственных закупках и Договора о ЕАЭС не распространяется на закупки, сведения о которых составляют государственную тайну – в остальных случаях закупки должны отвечать требованиям к раскрытию информации и обеспечению возможности участия в них всех заинтересованных лиц. В этой связи обращают на себя внимание п. 3-4 ч.2 ст. 84 Закона № 44-ФЗ, которые расширительно трактуют данное исключение и позволяют проводить закрытые способы закупки, например, при закупке услуг по уборке помещений, услуг водителей для обеспечения деятельности судей, судебных приставов. В указанных случаях Закон № 44-ФЗ не требует публикации извещения о проводимых закупках, что делает участие в таких закупках невозможным для подавляющего большинства хозяйствующих субъектов. При этом Договором о ЕАЭС не предусмотрены такие способы закупки, как закрытый конкурс и закрытый аукцион, в случаях, не относящихся к государственной тайне. Другим несоответствием Закона № 44-ФЗ и Договора о ЕАЭС можно считать несовпадение оснований проведения аукциона и закупок у единственного поставщика. В частности, распоряжение Правительства РФ от 21.03.2016 №471-р «О перечне товаров, работ, услуг, в случае осуществления закупок которых заказчик обязан проводить аукцион в электронной форме (электронный аукцион)» не учитывает все случаи проведения аукциона, предусмотренные Договором о ЕАЭС (Таблица 1). Таблица 1. Основания для проведения аукциона Закона № 44-ФЗ и Договора о ЕАЭС.  
№ п.п. Договор о ЕАЭС   (Приложение №4 к Протоколу о порядке регулирования закупок) Закон №44-ФЗ (Распоряжение Правительства РФ от 21.03.2016 №471-р)
1. Транспортные средства прочие, кроме: 1)      судов торговых и пассажирских; 2)      военных кораблей; 3)      воздушных и космических летательных аппаратов, 4)      оборудования и деталей летательных. Средства транспортные и оборудование, прочие, кроме: 1)      Кораблей, судов и лодок (в указанный подкласс исключений также входят плоты, спортивные суда) 2)      Аппаратов летательных и космических и соответствующего оборудования 3)      Колясок инвалидных, кроме частей и принадлежностей.
2. Машины и оборудование, не включенные в другие группировки, кроме: 1)      оружия; 2)      боеприпасов и их деталей; 3)       взрывных устройств и взрывчатых веществ народнохозяйственного назначения. Машины и оборудование, не включенные в другие группировки, кроме: 1)      дорог канатных пассажирских и грузовых; 2)      оборудования для автоматизированных систем управления технологическим процессом атомных электростанций.
3. Услуги, являющиеся вспомогательными по отношению к финансовому посредничеству, за исключением оценочных услуг Услуги вспомогательные, связанные с услугами финансового посредничества и страхования, кроме: 1)      услуг по определению взаимных обязательств (клиринг), услуг по хранению - в части услуг, оказываемых при осуществлении управления остатками средств на едином счете бюджета 2)      услуг по брокерским операциям с ценными бумагами - в части услуг по организации облигационных займов
Как можно заметить, п. 8 приложения № 25 к Договору о ЕАЭС, допускает расширение, но не сокращение перечня товаров, работ, услуг (далее – ТРУ), закупки которых проводятся с помощью аукциона. Похожая ситуация наблюдается с закупками у единственного поставщика: Закон №44-ФЗ расширяет возможности применения данного способа закупки по сравнению с Договором о ЕАЭС, хотя п. 10 приложения № 25 к Договору о ЕАЭС позволяет лишь сокращать эти возможности (Таблица 2).   Таблица 2. Основания для закупки у единственного поставщика, не предусмотренные договором о ЕАЭС.  
№ п/п Основание для закупки у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика) в соответствии с ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ[2] Пункт ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ
1.   Закупка лекарственных препаратов, которые предназначены для назначения пациенту при наличии медицинских показаний по решению врачебной комиссии[3] 28
2.   Заключение организациями, осуществляющими образовательную деятельность и признанными федеральными или региональными инновационными площадками, контрактов, необходимых для внедрения научно-технических результатов и результатов интеллектуальной деятельности 35
3.   Приобретение жилых помещений экономического класса у лица, заключившего договор в соответствии с ГрК РФ об освоении территории 38
4.   Приобретение жилых помещений экономического класса у лица, заключившим в порядке и на условиях, которые предусмотрены Федеральным законом от 24.07.2008 № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства», договор безвозмездного пользования земельным участком, договор аренды земельного участка 39
5.   Заключение Росстатом контрактов с физическими лицами на выполнение работ, связанных со сбором первичных статистических данных при проведении на территории Российской Федерации федерального статистического наблюдения 42
6.   Осуществление субъектами РФ закупки работ или услуг по выполнению инженерных изысканий, подготовке проектной документации для строительства объектов, используемых для обработки, утилизации отходов, объектов обезвреживания отходов, строительству и оснащению таких объектов 43
7.   Закупка товара, производство которого создано или модернизировано и (или) освоено на территории РФ в соответствии со специальным инвестиционным контрактом в рамках ст. 111.3 Закона № 44-ФЗ 47
8.   Закупка товара, производство которого создано или модернизировано и (или) освоено на территории субъекта РФ в соответствии с государственным контрактом, заключенным согласно ст. 111.4 Закона № 44-ФЗ 48
9.   Закупка работ по изготовлению акцизных марок для маркировки алкогольной продукции и табачной продукции 49
10.      Закупка транспортных услуг и связанных с их обеспечением дополнительных услуг в случае необходимости выполнения воинских перевозок 50
  Существует и еще одно немаловажное различие в правовых режимах закупок у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) по Закону № 44-ФЗ и Договору о ЕАЭС. В силу Договора о ЕАЭС закупка из одного источника либо у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) осуществляется при наличии расчета и обоснования цены договора (контракта) о закупке. Ч. 4 ст. 93 Закона № 44-ФЗ, напротив, освобождает заказчиков от обязанности включать в контракт с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) расчет и обоснование цены контракта почти в половине оснований закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя).  

Условия участия в закупках

 

Условия участия в закупках играют ключевую роль в достижении положительных экономических эффектов от проведения регламентированных закупок. И данная область, по мнению авторов, также нуждается в некоторой корректировке с целью улучшения положения участников закупки и развития конкуренции на различных рынках.  Так, Протокол о государственных закупках и Договор о ЕАЭС предусматривают возможность предоставления обеспечения заявок как минимум двумя способами: денежный взнос и банковская гарантия. Вместе с тем, ч. 2 ст. 44 Закона № 44-ФЗ, возможно в угоду операторам электронных площадок, запрещает предоставление обеспечения заявок при участии в электронных аукционах с помощью банковских гарантий. Представляется, что указанное обстоятельство существенно снижает уровень конкуренции в крупных закупках, поскольку требует замораживания на счетах операторов электронных площадок значительных оборотных средств. Другая проблема, связанная с предоставлением банковских гарантий, обусловлена невозможностью использования банковских гарантий, выданных банками-резидентами одного государства-члена, в качестве обеспечения заявки на участие в государственных закупках и обеспечения исполнения контракта (договора) при проведении государственных закупок заказчиками другого государства-члена.[4] И действительно, перечень банков, предусмотренный статьей 74.1 Налогового кодекса Российской Федерации, не включает крупнейшие банки других государств-членов Договора о ЕАЭС и государств, ратифицировавших Протокол о государственных закупках. Также следует обратить внимание на то, что Закон № 44-ФЗ не предоставляет победителю закупки право отказаться от аванса, который, в случае его установления заказчиком, может повысить размер обеспечения исполнения договора. Эта ситуация может осложнить исполнение договора победителем закупки, так как повышенное обеспечение договора ему придется предоставлять еще до заключения договора и выплаты ему аванса. Негативное влияние на размер обеспечения исполнения договора могут оказать и антидемпинговые меры, вскользь упомянутые в Протоколе о государственных закупках, но не предусмотренные Договором о ЕАЭС, что ставит под сомнение возможность установления обеспечения исполнения договора выше установленных Договором о ЕАЭС предельных значений.[5] Не менее важным условием участия в закупках является их техническое обеспечение. П. 4 Приложения № 25 к Договору о ЕАЭС гласит, что «государства-члены обеспечивают проведение конкурса и аукциона только в электронном формате и стремятся к переходу на электронный формат при осуществлении других способов закупок». Данная мера должна стирать границы между заказчиками и участниками закупки из различных стран, обеспечивая равенство возможностей для участия в закупках. Обращаясь к Закону № 44-ФЗ, заметим, что открытый аукцион действительно проводится только в электронной форме, а конкурс в электронной форме российская сторона еще не «обеспечивает», а всего лишь «стремится» к этому.[6] Подача заявок на участие в конкурсе в форме электронного документа на электронную площадку или веб-портал, предусмотренная Договором о ЕАЭС, для участников закупки все еще невозможна. В то же время Республика Беларусь уже обеспечила возможность подачи конкурсных заявок в электронной форме с помощью функционала своего официального сайта http://www.icetrade.by в соответствии с Законом Республики Беларусь от 13.07.2012 г. № 419-З «О государственных закупках товаров (работ, услуг)». Аналогичные положения содержатся в Законе Республики Казахстан «О государственных закупках» от 4 декабря 2015 года № 434-V ЗРК. Проблема отсутствия взаимного признания электронной цифровой подписи (далее – ЭЦП) по-прежнему обсуждается Евразийской экономической комиссией как один из ключевых барьеров. Но вместе с тем, определенного прогресса в ее решении достичь удалось. Например, участие российских поставщиков в электронных аукционах республики Беларусь (по заявлениям представителей электронных площадок республики Беларусь) возможно, если поставщик установит дополнительное программное обеспечение и получит электронную подпись, выданную одним из российских авторизованных удостоверяющих центров.[7] Схожая ситуация наблюдается и с участием белорусских поставщиков в российских электронных аукционах: участие возможно, но только с ЭЦП определенных удостоверяющих центров. Кроме того, рассматривая основания включения сведений о поставщиках (подрядчиках, исполнителях) в реестр недобросовестных поставщиков (далее – РНП), нельзя не отметить, что Договор о ЕАЭС и Протокол о государственных закупках предусматривают включение в РНП сведений о поставщиках (подрядчиках, исполнителях), с которыми контракты были расторгнуты заказчиками в одностороннем порядке по причине несоответствия таких участников требованиям документации о закупке. К таким же последствиям приводит предоставление поставщиком (подрядчиком, исполнителем) недостоверной информации о своем соответствии требованиями, предъявляемым к участникам закупки. Закон № 44-ФЗ предусматривает включение информации о поставщиках (подрядчиках, исполнителях) в реестр недобросовестных поставщиков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта, но только в связи с существенным нарушением поставщиком (подрядчиком, исполнителем) условий контракта. Нельзя оставлять без внимания и закупочную деятельность еще одного субъекта, упомянутого в Протоколе о государственных закупках – Центрального банка Российской Федерации. Для расширения возможности участия в своих закупках ему надлежит разработать и разместить на своем сайте Положение о закупках. По состоянию на 21.08.2017 в соответствующем разделе сайта Центрального банка Российской Федерации[8] размещена только часть предусмотренной Протоколом о государственных закупках информации.  

Национальный режим при осуществлении закупок

 

Товары иностранного происхождения, а также работы (услуги), выполняемые (оказываемые) иностранными лицами (далее – иностранные ТРУ), по умолчанию допускаются для целей осуществления закупок на равных условиях с российскими ТРУ.[9] Иными словами, в общем случае страна происхождения предлагаемых к поставке ТРУ не оказывает какого-либо влияния на условия их допуска к участию в закупках. Исключением являются ТРУ, в отношении которых установлены запреты на допуск, ограничения и условия допуска иностранных ТРУ для целей осуществления закупок. В этом случае поставщики (подрядчики, исполнители), предлагающие иностранные ТРУ, подвергаются законодательно обусловленной дискриминации.[10] Вместе с тем, Договор о ЕАЭС обязывает своих участников обеспечить при осуществлении государственных закупок национальный режим:
  • ТРУ, происходящим с территорий государств-членов,
  • поставщикам государств-членов (в т.ч. потенциальным), предлагающим такие товары, выполняющим работы и оказывающим услуги.[11]
Национальный режим определяется при этом как «режим не менее благоприятный, чем предоставляемый товарам, работам и услугам, происходящим с территории своего государства, а также потенциальным поставщикам и поставщикам своего государства, предлагающим такие товары, выполняющим работы и оказывающим услуги».[12] Из этого следует, что запреты, ограничения и условия допуска иностранных ТРУ для целей осуществления закупок, устанавливаемые в соответствии со ст. 14 Закона № 44-ФЗ, должны предусматривать исключения для ТРУ, происходящих из других государств-членов ЕАЭС (т.е. указанные ТРУ должны получать доступ к участию в закупках наравне с российскими ТРУ). Однако если мы обратимся к действующим в российской контрактной системе запретам, ограничениям и условиям допуска иностранных ТРУ, выяснится, что некоторые из них дискриминируют ТРУ, происходящие из других государств-членов ЕАЭС, по сравнению с российскими ТРУ (Таблица 3).   Таблица 3. Запреты, ограничения и условия допуска иностранных ТРУ.  
Запреты, ограничения, условия допуска Страны (товары), получающие преимущества при осуществлении закупок
Постановление Правительства РФ от 14.01.2017 № 9 (запрет на допуск иностранных ТРУ при осуществлении закупок для нужд обороны страны и обеспечения госбезопасности) (далее – ПП РФ № 9) В течение 2-х лет со дня вступления в силу – только российские ТРУ (с некоторыми исключениями); впоследствии – ТРУ, происходящие из стран-участниц ЕАЭС (с теми же исключениями)
Постановление Правительства РФ от 14.07.2014 № 656 (запрет на допуск отдельных видов иностранных товаров машиностроения) (далее – ПП РФ № 656) Товары, происходящие из стран-участниц ЕАЭС
Постановление Правительства РФ от 11.08.2014 №7 91 (Запрет на допуск иностранных товаров легкой промышленности, и (или) услуг по их прокату) (далее – ПП РФ № 791) Товары (и услуги по их прокату), происходящие из стран-участниц ЕАЭС
Постановление Правительства РФ от 16.11.2015 № 1236 (запрет на допуск иностранного программного обеспечения) (далее – ПП РФ № 1236) Только российское программное обеспечение (при условии, что оно соответствует потребностям заказчика)
Постановление Правительства РФ от 05.02.2015 № 102 (ограничение допуска отдельных видов иностранных медицинских изделий) (далее – ПП РФ № 102) Товары, происходящие из стран-участниц ЕАЭС
Постановление Правительства РФ от 30.11.2015 № 1289 (ограничение допуска иностранных ЖНВЛП) (далее – ПП РФ №1289) Товары, происходящие из стран-участниц ЕАЭС
Постановление Правительства РФ от 22.08.2016 №832 (ограничение допуска отдельных видов иностранных пищевых продуктов) (далее – ПП РФ № 832) Товары, происходящие из стран-участниц ЕАЭС
Постановление Правительства РФ от 26.09.2016 № 968 (ограничение допуска отдельных видов иностранной радиоэлектронной продукции) (далее – ПП РФ № 968) Если к участию в закупке допущено не менее 2-х заявок, содержащих предложение о поставке российских товаров различных производителей, – только российские товары; при невыполнении этого условия – товары, происходящие из стран-участниц ЕАЭС
Приказ Минэкономразвития России от 25.03.2014 № 155 (условия допуска иностранных товаров для целей осуществления закупок) Товары, происходящие из стран-участниц ЕАЭС
  Как видно из таблицы, в 6 случаях из 9 преимущественные условия допуска к участию в закупках устанавливаются для ТРУ, происходящих из государств-участников ЕАЭС, однако остальные нормативные правовые акты в той или иной форме понуждают заказчиков отдавать предпочтение российским товарам даже перед товарами, происходящими из других стран-участниц ЕАЭС. В этой связи весьма примечательна история отмены постановления Правительства РФ от 24.12.2013 № 1224 (далее – ПП РФ № 1224), с 16.01.2017 замененного ПП РФ № 9, имеющим точно такой же предмет регулирования. ПП РФ № 1224 дозволяло допускать к участию в закупках для нужд обороны страны и безопасности государства только российские товары, а товары из стран-участниц ЕАЭС могли быть допущены лишь в виде исключения, в случае закупок товаров, которые указывались в приложении к рассматриваемому постановлению. Напомним, что пункты 31, 32 приложения № 25 к Договору о ЕАЭС предусматривают право государств-членов ЕАЭС установить изъятия из национального режима при осуществлении закупок. Такие изъятия могут быть установлены государством-участником ЕАЭС в одностороннем порядке лишь в исключительных случаях, на срок не более 2 лет и после обязательного уведомления других государств-членов ЕАЭС о принятии соответствующего нормативного правового акта, с обоснованием необходимости его принятия. Очевидно, что предоставление российским ТРУ бессрочных преимуществ перед ТРУ, происходящими из других стран-участниц ЕАЭС, приводит к нарушению указанных положений Договора о ЕАЭС. Поэтому логично ожидать, что другие государства-участники ЕАЭС будут протестовать против ущемления российской стороной принадлежащего им права на допуск ТРУ, происходящих из таких государств, к участию в российских государственных и муниципальных закупках. Именно по этой причине с 03.01.2017 и было признано утратившим силу ПП РФ № 1224.[13] Это произошло в результате исполнения Правительством РФ Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12.04.2016 № 31, которое было принято по результатам рассмотрения обращений Республики Беларусь.[14] ПП РФ от 14.01.2017 № 9, оперативно пришедшее на смену утратившему силу ПП РФ № 1224, устанавливает запрет на закупку иностранных ТРУ (в т.ч. происходящих из других государств-участников ЕАЭС) сроком на 2 года, по истечении которых запрет прекратит свое действие в отношении ТРУ, происходящих из других государств-участников ЕАЭС (т.е. они будут допускаться к участию в закупках для нужд обороны страны и обеспечения безопасности государства наравне с российскими ТРУ). Не исключено, что действующие в настоящее время ПП РФ № 1236 и ПП РФ № 968, которые запрещают допуск любого иностранного программного обеспечения и радиоэлектронной продукции соответственно, со временем постигнет та же участь, что и ПП РФ № 1224, если только предусматриваемый данными актами национальный режим не будет приведен в соответствие с требованиями Договора о ЕАЭС. В частности, запрет на допуск товаров, происходящих из других государств-членов ЕАЭС, может быть ограничен двумя годами (как это сделано в ПП РФ № 9). В другой подобной ситуации, касающейся обязанности исполнителей государственных контрактов на поставку вещевого имущества некоторым органам власти закупать камвольные ткани у определенного изготовителя, Коллегия Евразийской экономической комиссии сперва посчитала необходимым отменить подобные изъятия из национального режима, а затем  решила повторно рассмотреть этот вопрос.[15] Результаты повторного рассмотрения авторам не известны, однако рассмотренные в решении акты, создающие выгоды конкретному хозяйствующему субъекту, продолжают действовать. Что же касается Протокола о государственных закупках, то им предусматриваются положения о национальном режиме при осуществлении закупок, аналогичные рассмотренным выше положениям Договора о ЕАЭС. При этом п. 1 ст. 7 указанного Протокола устанавливает срок обсуждения условий применения Сторонами национального режима – до 1 января 2019 года. Полагаем, что до этого времени от регулятора российской контрактной системы потребуется предоставить ТРУ, происходящим из государств-участников Договора о зоне свободной торговли (за исключением тех из них, которые являются также и участниками ЕАЭС), такой же доступ к участию в российских государственных и муниципальных закупках, какой имеется у российских ТРУ.   Подводя итог выявленным несоответствиям, отметим, что значительная часть из них – например, часть оснований закупок у единственного поставщика, – зачастую связана с необходимостью функционирования смежного законодательства. В то же время представляется, что игнорирование норм международного законодательства даже в благих целях не является правильным решением периодически возникающих правоприменительных проблем. И решать их можно самыми различными способами. Во-первых, Договор о ЕАЭС, как и Закон № 44-ФЗ, периодически подвергается правкам по инициативе сторон – российский законодатель в случае необходимости может инициировать соответствующие изменения в Договор о ЕАЭС.[16] Во-вторых, отечественный законодатель может изменить сферу действия Закона № 44-ФЗ, исключив из его регулирования некоторые сферы деятельности, которые включены в Закон № 44-ФЗ в качестве оснований закупки у единственного поставщика. Например, ст. 1 Закона Республики Казахстан «О государственных закупках» от 4 декабря 2015 года № 434-V ЗРК исключает из сферы его регулирования услуги, связанные с осуществлением командировочных расходов. В-третьих, для решения поставленных задач можно внести изменения в сам Закон № 44-ФЗ, реализуя весь потенциал, заложенный в Договоре о ЕАЭС и Протоколе о государственных закупках. И это не только биржевые торги, отмененные в отечественном закупочном законодательстве еще в 2009 году, но и дополнительные основания закупки у единственного поставщика. Представляется, что были бы весьма востребованными такие разумные основания для заключения контракта с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), как: ·  приобретение услуг, связанных с государственным образовательным заказом для физических лиц (в случае если физическое лицо самостоятельно выбрало образовательную организацию); ·  необходимость в осуществлении закупок ежедневной и (или) еженедельной потребности на период до подведения итогов закупок и вступления в силу договора, в случае если такая закупка осуществляется в течение первого месяца года по перечню, установленному законодательством государства-члена; ·  закупка услуг, связанных с направлением учащихся, студентов, аспирантов для участия в творческих состязаниях, … стажировках, выполнением учебных практических заданий, включая проезд к месту проведения указанных мероприятий и обратно, наем жилого помещения, транспортное обслуживание, обеспечение питания, а также ТРУ, связанных с представительскими расходами. Надеемся, что представленный обзор поспособствует надлежащей реализации Протокола о государственных закупках и Договора о ЕАЭС.

[1] Протокол о государственных закупках ратифицирован Федеральным законом от 28.05.2017 № 99-ФЗ «О ратификации протокола между государствами - участниками Договора о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 года о правилах и процедурах регулирования государственных закупок»
[2] Содержание пунктов излагается в сокращенном виде в соответствии с «Особенностями закупок у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя)» (утв. протоколом заседания Экспертного клуба Института госзакупок от 19.06.2017 № 11/17). Доступно по ссылке: http://roszakupki.ru/upload/documents/rulemaking/Таблица%20по%20ед.ист..pdf

[3] Согласно п. 2 Приложения № 2 к Протоколу о регулировании закупок, указанные обстоятельства являются основанием для проведения запроса предложений.

[4] См. Доклад Евразийской экономической комиссии за 2016 год «Барьеры, изъятия и ограничения евразийского экономического союза» https://barriers.eaeunion.org/api/info/document/38/file
[5] Ранее эта проблема освещалась В.В. Доном в статье «Государственно-закупочная шизофрения» (Аукционный вестник от 9 августа 2013 г. № 153).
[6] Законопроект № 623906-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" был внесен в Государственную думу еще в октябре 2014 года, но до сих пор не рассмотрен во втором чтении.
[9] В действительности указанный фактически сложившийся порядок противоречит ч. 1 ст. 14 Закона № 44-ФЗ, в соответствии с которой допуск иностранных ТРУ «на равных» с российскими возможен лишь в случаях и на условиях, которые предусмотрены международными договорами РФ.

[10] См. ч. 3, 4 ст. 14 Закона № 44-ФЗ

[11] п. 30 приложения № 25 к Договору о ЕАЭС
[12] п. 2 приложения № 25 к Договору о ЕАЭС. Отметим, что точно такое же определение «национального режима» предусматривается и в Протоколе о государственных закупках.
[13] Постановление Правительства РФ от 31.12.2016 № 1576 «О признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации».
[14] Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12.04.2016 № 31 «О признании факта нарушения Российской Федерацией обязательств, предусмотренных разделом XXII Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, и необходимости устранения выявленного нарушения»
[15] См. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 14.07.2015 № 81 «О необходимости отмены некоторых распоряжений Правительства Российской Федерации в сфере государственных (муниципальных) закупок», Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 08.09.2015 №8 «О вопросе об отмене Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 14.07.2015 № 81».
[16] Сопоставляя старые редакции  Договора о ЕАЭС и Закона №44-ФЗ, можно найти еще больше несоответствий этих нормативных актов, что свидетельствует о постепенной гармонизации международного и отечественного законодательства.

0

Возврат к списку


Оставить комментарий:

*