Правила описания объекта закупки: проблемы применения и основные нарушения

31.10.2015 00:04:21

Виталий Байрашев - эксперт

Направление: экономика, аналитика, политика, финансы, право


О себе: Специалист по закупкам крупной инвестиционной компании, выпускник факультета государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ


Экспертное мнение


Правила описания объекта закупки были серьезно изменены с принятием Федерального закона Российской Федерации от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе…" (далее – 44-ФЗ), что по замыслу законодателей должно было существенно расширить возможности участия в государственных и муниципальных закупках для всех заинтересованных лиц. Изменения связаны, главным образом, с введением запрета на необоснованное указание в закупочной документации товарных знаков и использование в документации нестандартных показателей и требований. 


Хотя качество описания объекта закупки (далее – техническое задание) является одним из ключевых условий проведения эффективной закупки, в которой заказчик мог бы отобрать подходящие решения из максимально широкого спектра, а победитель определился бы по установленным правилам, представляется, что данному вопросу законодателем и контролирующими органами уделяется недостаточное внимание. Подтверждением этого обстоятельства является обширная и нередко противоречивая административная и судебная практика обжалований действий заказчиков и закупочных комиссий, отдельные эпизоды которой рассмотрены в настоящей статье. 

Проблема указания товарных знаков, иных идентификационных признаков определенной продукции в техническом задании 

Одним из наиболее существенных изменений законодательства, связанных с подготовкой технического задания, является сокращение возможных случаев указания закупочной документации товарных знаков. Утративший силу Федеральный закон Российской Федерации от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов…» (далее – 94-ФЗ) успел сделать распространенной практику повсеместного указания в техническом задании товарных знаков с указанием слов «или эквивалент» и параметров эквивалентности, что в настоящий момент является нарушением требований 44-ФЗ. 

На данный момент различными территориальными управлениями ФАС России выявлено значительное количество нарушений, связанных с неправомерным указанием в закупочной документации товарных знаков. Тенденция такова, что если заказчик на заседании комиссии ФАС России или суда не может убедительно обосновать необходимость указания в закупочной документации товарного знака, то его действия в этой части, скорее всего, будут признаны нарушением ч.1 ст.33 44-ФЗ. 

Весьма наглядно это представлено в Решении Комиссии Оренбургского УФАС России по делу от 09.02.2015 № 08-07-48/2015 (закупка № 0353100001015000001), где участником закупки обжаловалось неправомерное включение в наименование объекта закупки товарного знака «Снегоход Yamaha VK 540 Viking IV или эквивалент». Заказчиком не было представлено убедительных доводов, подтверждающих обратное, в результате чего результаты электронного аукциона были аннулированы. 

Аналогичное решение было принято Комиссией УФАС по Тульской области по делу от 17.09.2014 № 04-07/150-2014 (закупка № 0366200035614006468). В данном случае заказчик использовал товарный знак «Викрил» не в описании наименования объекта закупки, а в качестве показателя, которому должны соответствовать предложения участников закупки. 

Схожее решение № 08-01-460 от 05.12.2014 по закупке №0851200000614008709 приняла и Комиссия УФАС по Новосибирской области, обязав заказчика исключить торговые наименования закупаемых лекарственных средств («Актрапид НМ Пенфилл» и «Актрапид НМ») из технического задания, указав вместо них международные непатентованные наименования. 

А в решении №196 от 29.04. 2015г. по закупке №0334100027115000047 Иркутское УФАС России выявило в действиях заказчика нарушение в части включения товарных знаков в смету. 

Проблема идентификации товарных знаков в подготавливаемом техническом задании для заказчиков осложняется тем, что существующие государственные реестры (реестр товарных знаков и знаков обслуживания, реестр полезных моделей, реестр промышленных образцов и другие[1]) позволяют осуществлять поиск реестровых записей только по номеру свидетельства. Для снижения риска непреднамеренного включения в техническое задание товарных знаков представляется целесообразным использование бесплатных баз товарных знаков, имеющих функции поиска по наименованию.[2] 

Кроме этого, заказчик может указать в инструкции по заполнению заявок и в техническом задании каждой закупочной документации, что участники закупки могут игнорировать все встречаемые ими в закупочной документации товарные знаки, наименования производителей и прочее, предлагая эквивалентную продукцию, за исключением обозначений, помеченных особыми символами.[3] Конечно, это не убережет заказчика от возможных претензий со стороны контролирующих органов, но подобная формулировка позволит уменьшить вероятность обжалования закупки. 

Гораздо больший интерес представляют собой случаи, когда заказчик вправе указывать товарные знаки и/или иные идентификационные признаки определенной продукции. 

Одним из таких случаев является несовместимость товаров и необходимость обеспечения их взаимодействия с существующими товарами. Подавляющее большинство управлений ФАС России и судов склонны считать примером такого случая закупку услуг обновления и сервисного обслуживания установленного у заказчика программного обеспечения. 

Например, Комиссией Мурманского УФАС по жалобе от 18.09.2014 № 06-10/14-304 (закупка № 0349100009214000045) были признаны правомерными действия заказчика, пожелавшего приобрести услуги обновления баз данных «Система Главбух» без указания в техническом задании слов «или эквивалент». В данном случае Комиссия УФАС руководствовалась тем, что данная система уже установлена у заказчика, другие системы не являются полностью с ней совместимыми, а установка другой бухгалтерской справочной системы может повлечь необоснованное увеличение расходования бюджетных средств. 

Аналогичное решение по делу 18-К/15 от 04.03.2015 (закупка № 0177100001515000044) года было принято Алтайским республиканским УФАС России. 

К такому же мнению пришел Арбитражный суд Архангельской области, вынося решение по делу от 08.06.2015 № А05-4264/2015 (закупка № 0324300113115000028, которое ранее обжаловалось участником закупки в УФАС по Архангельской области), где рассматривался вопрос о закупке обновления для программного обеспечения «ГРАНД-Смета» без указания в техническом задании слов «или эквивалент». В данном случае суд кроме указанной в предыдущих абзацах аргументации также принял во внимание содержание письма разработчика, в котором он указывал на отсутствие у участника закупки, обжалующего действия заказчика, прав на распространения программы «ГРАНД-Смета» и отсутствие совместимости программы «ГРАНД-Смета» с предлагаемым участником закупки программным продуктом. 

В то же время далеко не во всех случаях контролирующие органы признают право заказчиков закупать программное обеспечение без указания слов «или эквивалент». Комиссия УФАС по Новосибирской области в решении от 25.09.2014 № 08-01-352 (закупка № 0351300072014000016), признала в действиях заказчика нарушение п.1 ч.1 ст.33 44-ФЗ при закупке им лицензий антивируса «Kaspersky Endpoint Security» не только для целей продления уже установленных лицензий антивируса, но и для последующей установки лицензий на еще не приобретенные компьютеры. 

Другим случаем, предполагающим возможность поставки оригинальных товаров без указания слов «или эквивалент» является закупка запасных частей и расходных материалов к машинам и оборудованию. Достаточно большой массив дел по данной тематике связан с закупками заказчиками расходных материалов для оргтехники. 

Например, Комиссия Челябинского УФАС России по делу от 03.09.2014 №542-ж/2014 (закупка № 0369300207114000099) признала правомерной закупку картриджей без указания слов «или эквивалент» на основании того, что данное требование обусловлено гарантийными требованиями на оборудование. Вместе с тем Комиссия УФАС признала неправомерным действием указание товарных знаков для продукции, не связанной с данным оборудованием (жесткого диска, аккумуляторной батареи определенных товарных знаков), отменив данную закупку. 

Прямо противоположную позицию в решении по делу от 13.03.2015 №53/15 заняла Комиссия УФАС по Сахалинской области, рассматривая жалобу по закупке № 0161300001715000020. Позднее Арбитражный суд Сахалинской области отменил это решение (дело № А59-1187/2015 от 26.05.2015), а Пятый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении по делу № А59-1187/2015 от 05.08.2015 подтвердил правомерность указания заказчиком товарного знака закупаемых картриджей без указания слов «или эквивалент», так как использование оригинальных картриджей предусмотрено технической документацией к принтеру. 

Весьма интересным представляется случай указания товарного знака товара, поставка которого не является предметом контракта. 

Комиссия УФАС по Ростовской области в решении по делу № 275/03 от 27.02.2015 (закупка № 0158200001315000113) признала нарушение ч.1 ст.33 44-ФЗ в действиях заказчика, разместившего закупку растворов для инъекций инсулина в картриджах, которые должны быть адаптированы к шприц-ручке определенного товарного знака. Комиссия УФАС посчитала, что заказчик должен был указать в техническом задании не только требования к закупаемым товарам, но и характеристики имеющихся в наличии шприц-ручек, исключив из технического задания товарные знаки. 

Арбитражный суд Ростовской области позднее в решении по делу № А53-9062/2015 от 30.07.2015 признал незаконным данное решение Ростовского УФАС, согласившись с доводами заказчика о несовместимости различных картриджей и шприц ручек. Кроме того, судом был принят во внимание и довод медицинского характера: «перевод пациентов с препаратов инсулина одного производителя на препараты другого производителя сопровождается ухудшением течения сахарного диабета и снижением качества жизни больного, а перевод на другую шприц ручку без перевода на другой инсулин невозможно». 

Проблема объективного описания объекта закупки 

Другим важным нововведением, связанным с описанием объекта закупки, является необходимость использования в техническом задании стандартных показателей, а также объективный характер такого описания. Хотя в 44-ФЗ не содержится определения «объективности описания объекта закупки», на основе имеющейся административной и арбитражной практики можно сделать вывод о том, что критериями объективности технического задания выступают его полнота, непротиворечивость и отсутствие необоснованных отклонений от установленных стандартов. 

Примером неполноты технического задания является дело № 82-К/14 от 15.10.2014 рассмотренное Комиссией УФАС по Республике Алтай (закупка № 0177300009314000004). В ходе рассмотрения дела было установлено, что аукционная комиссия заказчика в качестве одной из причин отклонения заявки участника закупки неправомерно указала несоответствие заявки техническому требованию, указанному в проектно-сметной документации, но отсутствующему в техническом задании. 

К схожему выводу пришла и Комиссия Новгородского УФАС России, рассматривая жалобу по закупке № 0350100001014000059. Заказчик указал в техническом задании «Процессор Intel Xeon E5 или эквивалент, с количеством ядер не менее четырех», позднее отклонив заявку с процессором Intel Core i5-4430, также имеющим 4 ядра. На заседании Комиссии УФАС заказчик пояснил, что предложенный участником закупки процессор является процессором иного типа (заказчик указывал в техническом задании серверный процессор, а участник закупки предложил процессор для персонального компьютера). В то же время требование о поставке именно серверного процессора не было установлено в техническом задании - участники закупки могли испытывать затруднения при определении соответствия предлагаемых к поставке товаров требованиям заказчика. По результатам рассмотрения жалобы заказчику было выдано предписание об устранении нарушений ч.1-2 ст.33 44-ФЗ. 

В связи с неполным описанием объекта закупки Комиссия Липецкого УФАС России в решении №170м/14 от 14.08.2014 по закупке № 0146300011614000052 признала заказчика нарушившим ч.1,3 ст.33 44-ФЗ. В данном случае заказчик, обязав подрядчика обеспечить ограждение мест производства работ, не установил требования к такому ограждению, не включил работы по ограждению в локальную смету. 

Не менее интересным представляется решение Марийского УФАС России по делу №02-06/98-14 от 03.09.2014 (закупка №0108300011514000080). В данной закупке заказчик при описании требований к битумной эмульсии и смеси асфальтобетонной ограничился ссылками на ГОСТ Р 52128-03 и ГОСТ 9128-2009 без указания максимальных и минимальных показателей товаров. При этом не было учтено наличие различных видов данных материалов, а также то, что не все существующие виды рекомендованы для проведения ямочного ремонта. А от непосредственных характеристик используемого товара зависит качество проводимого ремонта дорог. 

В практике встречаются и обратные примеры: заказчик, желая избежать ситуации получения товаров, работ, услуг, не соответствующих своим потребностям, составляет максимально подробное техническое задание, в котором неправомерно устанавливает требования, не относящиеся напрямую к объекту закупки. 

Например, Комиссия УФАС по г. Москве в решении по делу №2-57-2383/77-14 от 28.04.2014 (закупка № 0373200570714000010) установила, что при закупке работ по техническому обслуживанию систем обеспечения безопасности заказчик неправомерно установил требования к расходным материалам (салфетки, распылитель), не имеющим прямого отношения к выполняемым работам по предмету контракта. Аналогичные выводы сделала Комиссия Карачаево-Черкесского УФАС России, вынося решение по делу №30 от 19.05.2015 г. по закупке № 0179100000415000024. 

К схожему мнению пришла и Комиссия Санкт-Петербургского УФАС, вынося по делу № 44-542/15 от 26.02.2015 (закупка № 0172300011015000002). При описании позиции технического задания «Вставка для урны» заказчик установил в техническом задании избыточное требование в виде показателя «Количество перегибов без излома оцинкованной стали», которое невозможно проверить на готовом изделии, что свидетельствует о нарушении правил объективного описания объекта закупки. 

С учетом существующих ограничений в каждом конкретном случае заказчику может быть непросто составить такое техническое задание, которое, с одной стороны, не содержало бы избыточных требований, а, с другой стороны, не имело бы существенных упущений в описании закупаемой продукции. 

Вместе с тем, заказчики при подготовке технического задания могут пользоваться нормой ч.2 ст. 469 ГК РФ, информируя по возможности потенциальных поставщиков о конкретных целях приобретения закупаемых товаров. Кроме того, не стоит забывать и о возможности использования п.3-5 ч.1 ст.33 44-ФЗ, позволяющих указывать в закупочной документации чертежи, изображения, макеты, которым должны соответствовать предлагаемые к поставке товары. При этом, разумеется, не следует включать в документацию изображение товара, содержащее товарный знак или наименование производителя товара, если в конкретном случае заказчик не вправе закупать продукцию определенного товарного знака/производителя. 

Использование данного подхода позволит поставщикам лучше понять потребность заказчика, который в силу требований ст.33 44-ФЗ часто вынужден избегать использования понятных поставщикам обозначений товара, и сделает более обоснованным решение закупочной комиссии о допуске/отклонении поданной заявки. 

Отдельного внимания заслуживает формирующаяся практика, связанная с возможностью установления заказчиками в техническом задании параметров, отличающихся от указанных в техническом задании государственных стандартов (ГОСТ). 

При трактовке положений п.2 ч.1 ст.33 комиссии ФАС России, суды справедливо солидарны в том, что необоснованное указание в техническом задании заказчиком параметров, отсутствующих в ГОСТ неправомерно. 

Например, Комиссия Санкт-Петербургского УФАС России в решении по делу № 44-2099/14 от 06.11.2014 (закупка № 0172200002514000129) признала в действиях заказчика признаки нарушений ч.1 ст.33 44-ФЗ. В частности, в документации по позиции «Бетон W 4, В25 (М350), F200, П3 (КЗ 10 мм)» установлено требование к минимальной крупности зерен во фракции крупного заполнителя, ограниченной наибольшей крупностью зерен этого заполнителя, которое ГОСТ 26633-2012 не регламентируется. 

Таким же выводы сделало Краснодарское УФАС России при вынесении решения по делу № ЭА – 801/2015 от 14.09.2015 (закупка № 0318300165915000043). Например, по п.1 «Камни бетонные бортовые» заказчик установил, что «отклонение от линейного размера высоты бортового камня должно быть менее ± 6 мм», в то время как ГОСТ 6665-91 устанавливает значение такого показателя как ± 4 мм. 

К схожему мнению пришел и Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, вынося решение по делу №А56-19399/2015 от 13.08.2015 года. В данном случае заказчик неправомерно использовал отсутствующий в ГОСТ 16337-77 показатель «наибольшая плотность полиэтилена» вместо существующего показателя «плотность полиэтилена», отклонив заявку участника закупки за ее несоответствие данному показателю. 

Аналогичным образом оценивается и правомерность установления в техническом задании требования об одновременном соответствии характеристик товара параметру ГОСТ и параметру, указанному в техническом задании. Комиссии ФАС России и суды смотрят в первую очередь на обоснованность потребности заказчика в таком соответствии. 

Например, Комиссия ФАС России при вынесении решения по делу К–139/15 24.02.2015 (закупка № 0156200009914000559) признала в действиях заказчика признаки нарушения п.1 ч.1 ст.33 44-ФЗ, установившего в техническом задании требование об одновременном соответствии показателя «Массовая доля остаточного мономера» требованиям ГОСТ 18992-80 и значению менее 0,55%. В соответствии с таблицей 2 ГОСТ 18992-80 массовая доля остаточного мономера для марок Д 50Н и Д 51С и ДФ 50/5Н составляет не более 0,50 %. 

А Арбитражный суд Уральского округа в своем Постановлении от 14.04.2015 г. N Ф09-1427/15 (закупка № 0101200008114000947) признал правомерными действия заказчика, указавшего в техническом задании на необходимость одновременного соответствия товара ГОСТ Р 53861-2010 и значениям показателей документации. Данный ГОСТ предусматривает следующие значения показателей: массовая доля белка от 40 до 75 г включительно; массовая доля жира от 5 до 20 г включительно; углеводы от 10 до 30 г включительно. Заказчик предусмотрел в техническом задании следующие значения: белки - не более 40,0 г; жиры - не менее 20,0 г; углеводы - не менее 30,0 г. 

В данном случае суд заключил, что общие требования ГОСТ не исключают право потребителя таких продуктов приобретать их в пределах данных параметров, и в указанных пределах самостоятельно определять конкретные характеристики для предлагаемого к поставке товара с учетом конкретных потребностей потребителя. 

Проблема соблюдения антимонопольных требований к торгам 

Немало проблем заказчикам доставляет необходимость соблюдения при проведении закупок требований ст. 17 Федерального закона Российской Федерации от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – 135-ФЗ). Сложность соблюдения данных норм связана с их недостаточной правовой определенностью, что оставляет большую свободу комиссиям ФАС России в принятии решения по каждой конкретной жалобе. 

Первый блок административных и арбитражных дел, на которые следует обратить внимание, связаны с объединением в один лот товаров, работ, услуг, технологически и функционально не связанных с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом закупки. 

В соответствии со сложившейся практикой применения данной нормы еще в период действия 94-ФЗ, комиссии многих УФАС и некоторые суды склонны считать таким нарушением и включение в один лот товаров, работ услуг из разных групп Общероссийского классификатора продукции по видам экономической деятельности (ОКПД). 

Например, в постановлении по делу №143А об административном нарушении от 08.10.2014 г. Дагестанского УФАС России (закупка № 0303300078214000040), заказчик был привлечен к ответственности за включение в состав одного лота различных продуктов питания (мяса, молочных продуктов, овощей и т.д.). Аналогичное решение было вынесено Брянским УФАС России по итогам проведения внеплановой проверки № 362 от 14.08.2014 (закупка № 0127100010214000117), несмотря на небольшой объем закупки (начальная (максимальная) цена контакта составила немногим больше 95 тысяч рублей). 

К схожим выводам пришел и Арбитражный суд Ярославской области, вынося решение по делу № А82-6254/2015 от 02.09.2015 (закупка № 03713000046714000020). В данном случае суд согласился с антимонопольным органом в наличии в действиях заказчика, объединившего в один лот услуги подвижной сотовой связи услугу MDM («Управление мобильными устройствами»), нарушений ч.3 ст.17 135-ФЗ. 

Но в тех случаях, когда заказчик имеет убедительное обоснование необходимости включения в состав одного лота различных товаров, работ и услуг, комиссии УФАС России и суды нередко принимают сторону заказчика при обжалованиях. 

Например, Ивановское УФАС России при рассмотрении жалобы по закупке № 0133300001714000907 на действия заказчика, объединившего в один лот работ по строительству дошкольного учреждения и поставку оборудования для его оснащения, учло, что целью закупки является строительство объекта «под ключ», что подразумевает не только строительство объекта, но и его оснащение оборудованием, мебелью, инвентарем. 

К схожим выводам пришел и Верховный суд Российской Федерации в своем решении №306-КГ15-8017 от 30.07.2015, подтвердив принятые ранее другими судами решения по закупкам № 0111200000914000607, № 0111200000914000608, № 0111200000914000609, № 0111200000914000610. В данном случае суды не согласились с УФАС по Республике Татарстан в части признания в действиях заказчика, объединившего в один лот поставку компьютеров и программного обеспечения, признаков нарушения ч.3 ст.17 135-ФЗ. Позиция судов совпала с мнением заказчика в том, что использование компьютерной техники без установленного на ней необходимого программного обеспечения нецелесообразно, что свидетельствует о наличии технологической связи между данными объектами. 

Гораздо менее согласованной выглядит позиция комиссий УФАС и судов относительно возможности составления технического задания, которому бы соответствовал только один товар. 

Комиссия Новосибирского УФАС России в решении № 08-01-325 (закупка № 0191100000814001810), признала в действиях заказчика нарушения ч.1 ст.33 44-ФЗ. В указанной закупке заказчик установил в закупочной документации технические требования, которым отвечал единственный автомобиль одного производителя в одной комплектации. Аналогичное решение № Г540-04/2014 (закупка № 0128200000114006052) приняла Комиссия Владимирского УФАС России, изучая техническое задание заказчика на поставку фильтрующих самоспасателей. 

К другому мнению пришел Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) при рассмотрении дела №А58-3942/2014 от 14.11.2014 по закупке № 0116200007914003627. При отсутствии неопровержимых доказательств «заточки» технического задания под конкретный продукт суд также обратил внимание на то, что предметом закупки является поставка товара, что делает возможным участие в закупке неограниченного количества поставщиков и подтверждается имеющимися в материалах дела коммерческими предложениями. К таким же выводам пришла Комиссия Коми УФАС России в решении №04-02/2386 от 17.03.2015 (закупка № 0307300008615000113). 

Аналогичные решения были приняты Шестнадцатым Арбитражным апелляционным судом по делу №А63-1485/2015 от 22.07.2015 (закупка № 0121200000314001817), Арбитражным судом Волго-Вятского округа по делу № А38-5844/2014 от 28.07.2015 (закупка № 0308200003514000090). 

Стоит отметить, что суды в своих решениях нередко приводят Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в от 28.12.2010 № 11017/10 по делу № А06-6611/2009, в котором отмечено, что «основной задачей законодательства, устанавливающего порядок проведения торгов, является не столько обеспечение максимально широкого круга участников размещения заказов, сколько выявление в результате торгов лица, исполнение контракта которым в наибольшей степени будет отвечать целям эффективного использования источников финансирования, предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов». 

Указанное Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации наглядно демонстрирует принципиальное различие во взглядах на разумную организацию системы закупок в понимании ФАС России и судов. 

*** 

В рассмотренных административных и арбитражных делах при принятии решения комиссии ФАС России и суды очень часто апеллировали понятием «обоснованность/обоснование», которое в существующей редакции 44-ФЗ упоминается более 30 раз, претендуя на звание самого значительного изменения последней реформы государственных и муниципальных закупок. В большинстве случаев дела проигрывались именно теми заказчиками, которые не имели достаточного обоснования в отношении установленных требований технического задания. 

По этой причине представляется нелишним наряду с подготовкой технического задания готовить обоснование наиболее часто оспариваемых участниками закупки требований технического задания и документации. 

При этом такое обоснование не всегда может иметь сугубо юридическое подтверждение: комиссии ФАС, а еще чаще суды нередко принимают во внимание самые различные доводы, которые могут не быть напрямую связанными с требованиями законодательства. 

Также необходимо отметить, что во многих случаях заказчики имеют хорошие шансы обжаловать в суде решения ФАС, связанные с нарушениями при подготовке технического задания, еще и потому, что на судебных заседаниях гораздо лучше работает презумпция невиновности. Так на судебном процессе суд может запросить у ФАС доказательства виновности заказчика, в то время как на заседаниях ФАС зачастую заказчику приходится самому доказывать свою невиновность. 

К сожалению, крайне неспешно идет работа по формированию каталога товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, качественная проработка которого могла бы существенно облегчить процесс составления технического задания заказчику и подготовки заявки поставщику. 

Введение в действие каталога законодатель отложил на 2017 год, принуждая добросовестных заказчиков выполнять эту непростую работу на свой страх и риск и оставляя большой простор для всевозможных злоупотреблений. 

А административная ответственность, предусмотренная п.4.2 ст.7.30 КоАП РФ, представляется достаточно мягкой на фоне более строгой ответственности за другие нарушения 44-ФЗ, не имеющие столь же очевидных экономических последствий. 

В то же время трудно предположить, что увеличение административной ответственности за подобные нарушения способно коренным образом изменить ситуацию к лучшему. Улучшить ситуацию, по представлению автора, способно изменение приоритетов контролирующих органов и позиции регулятора по отношению к данной проблеме. Можно сколько угодно говорить о количестве выявленных нарушений, суммах взысканных штрафов или планах принятия подзаконных актов, но не стоит забывать и о необходимости достижения имеющимися средствами принципов и целей строящейся контрактной системы. 

К настоящему моменту сформирован значительный объем правоприменительной практики, глубокий анализ которой не может не указать на болевые точки контрактной системы, требующие оперативного вмешательства. К числу таких точек относятся и правила описания объекта закупки, причем не только с точки зрения подготовки технического задания, но и с позиции подготовки заявки, соответствующей требованиям технического задания. 

Например, убрав необходимость указывать в первых частях заявки на участие в электронном аукционе конкретные показатели, законодатель может существенно упростить процедуру участия в электронных аукционах для участников закупки, что сведет к минимуму как вероятность отклонения заявки участника закупки, так и возможности злоупотреблений заказчиков при подготовке технического задания. 

При обращении законодателем большего внимания на данную проблему, переживать за темпы внесения изменений в 44-ФЗ не придется. Ведь «если долго смотреть на 44-ФЗ, то можно увидеть, как он меняется».

[1] Все перечисленные и другие реестры расположены здесь: http://www1.fips.ru/

[2] Один из таких ресурсов представлен здесь: http://www.findtm.ru/

[3] Последняя оговорка необходима, если заказчик, в соответствии с 44-ФЗ, в конкретном случае будет иметь право указывать товарные знаки и/или иные идентификационные признаки определенной продукции.



0

Возврат к списку

Комментарии (4)

0
16.11.2015 11:04:34
Добрый день! Подскажите пожалуйста, п.22 ст.93. ч.1 44-ФЗ входит ли в 2млн.руб.?
Буду очень Вам благодарна за помощь!
0
19.11.2015 10:10:33
Марина, представляется, что каждый пункт ч.1 ст.93 44-ФЗ - самостоятельное основание закупки у единственного поставщика. Ограничения 2 млн. руб. из п.4 ч.1 ст.93 44-ФЗ, относятся исключительно к закупам до 100 тыс. руб. 

В самом пункте это явно указано: Закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в следующих случаях:

4) осуществление закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей. При этом годовой объем закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании настоящего пункта, не должен превышать два миллиона рублей или не должен превышать пять процентов совокупного годового объема закупок заказчика и не должен составлять более чем пятьдесят миллионов рублей.
0
Юлия
24.06.2016 08:11:08
Добрый день! Подскажите пожалуйста советом. Наша организация (бюджетная) готовит документы на аукцион, но контролирующий орган не принимает, утверждая, что в нашей потребности на поставку товара (спортивный инвентарь и оборудование) присутствует перечень товаров, ограничивающий конкуренцию. Поставка в одной закупке лыж (в комплекте), турникетов, оборудования для открытой площадки Стандарт. Ссылаются на ст17 135-ФЗ, ст.8, 33 44-ФЗ.
0
27.06.2016 13:55:43
Юлия, добрый день !

Не вполне понимаю суть вопроса: что и в какой части вам не согласовывает контрольный орган ? И что за контрольный орган: ФАС, орган ведомственного или внутреннего контроля, и на каком этапе сейчас закупка ?

По ограничению конкуренции: ст.17 135-ФЗ устанавливает запрет на ограничение конкуренции путем включения в состав лотов товаров, работ, услуг, технологически и функционально не связанных с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов, запроса котировок, запроса предложений, ответственность за нарушение которой органами власти/МСУ установлена в ст. 14.9 КоАП РФ.

Проблема вся в том, что контролирующие органы трактуют эти нормы весьма вольно, и если у вас нет желания бегать по судам с обжалованием решений контрольных органов, то лучше прислушаться к их рекомендациям, разделив закупку на несколько аукционов.


Оставить комментарий:

*